bammbuss (bammbuss) wrote,
bammbuss
bammbuss

Categories:

Судьба попаданца Шмулинсона-Оболенского





Прекрасным июньским вечером 1941 года в ничем особенным неприметном арбатском дворе города Москвы жизнь шла своей привычной чередой.Бойкие девчонки прыгали со скакалкой в центре двора, сорванцы- мальчишки играли в казаки-разбойники по чердаку и подвалу.
Молодежь постарше собралась в смеющуюся кучку, пахнущую искрящимися гормонами юности и ароматом духов «Красная Москва». Ребята громко распели под гитары задорные комсомольские песни, и -уже вполголоса, с томным и плохо скрываемым удовольствием - пели песенку Вертинского про притоны Сан-Франциско. Под звуки гитарных аккордов глаза молодежи туманились, щеки краснели, голоса срывались и руки становились нервными и беспокойными...
«В последний раз я видел Вас так близко.
В пролеты улиц Вас умчал авто.
И снится мне — в притонах Сан-Франциско
Лиловый негр Вам подает манто»

Степенные, крепкого сложения мужчины средних лет, расстегнув вороты рубашек, играли в домино за длинным дощатым столом, за и словами "рыба" и "козел" распивали пиво,- светлое, пахнущее хлебом. Пили из стеклянных кружек, наливали в них пенный напиток из нескончаемого бидона, и окутывались клубами папирос Казбек.

Под самими окнами женщины в белых носочках и домашних платьях в горошек с удовольствием нянчились с малышней. Старики и старушки сидели чинно на самом почетном месте, на скамьях под акациями, в центре двора.

Именно под этими деревьями вечерний воздух внезапно сгустился на мгновение плотным серым столбом. Когда столб растаял, то на его месте старики увидели перед собой незнакомца. Он был маленького роста, плешив, с кривым носом и бегающими глазами. Одет так, как одеваются в Центральной Европе «новые европейцы» из стран СНГ, конкурирующие за правительственное пособие с более успешными эмигрантами из Турции и Ближнего Востока. При себе незнакомец имел сумку небольшого размера, а в его ухе торчал пластиковый наушник.

Именно этот предмет и привлек больше всего внимания тех людей, что сбежались посмотреть на новую диковинку. Никаких слов при этом не произносилось- все, даже малышня знали, что по правилам приличия первым надлежит высказаться, самому старшему по возрасту.

-Судя по размеру гаджета, ЭТО вывалилось к нам из 2019 года- произнесла наконец самая старшая из почтенных матрон.

После этой фразы как будто-раскрылся шлюз, и голоса послышались со всех сторон, преимущественно женские и ребячьи: -"...Явно не "гуччи"...Не "прадо" явно...секонд хэнд...айфончик то китайский...планшетник то как кирпич громадный, прости господи...нищий видать...беженец...жертва ЕГЭ наверное...да нет, старый он уже для жертвы ЕГЭ...наверное, юрыст или экономизд..."-"....-ох, лишь бы не психолух, рерайтер, копирайтер, журнализд, мерчиндайзер, аутишник или продуктолох..."

Жертва этого обсуждения ошарашенно таращил глаза, и наконец что-то себе сообразил -жалко улыбнулся, помахал рукой куда-то вдаль и закричал: -«Привет! Вас снимает скрытая камера!»

Это поведение возымело неожиданный эффект-седая и еще не старая женщина с красивыми манерами и тонким станом произнесла ледяным голосом: --Стыдитесь! Вы звери, господа! Это вам не безмозглая мартышка, и не бедная собачка господина академика Павлова! Это все-таки человек из будущего времени. Сейчас он думает, что участвует в постановочной телепередаче и стал жертвой розыгрыша. Хоть он и попаданец из Гадкого времени, но он все же человек!

Люди смущенно затихли, а вежливая дама продолжила: -Александр Федорович, голубчик. Я прошу вас. Распорядись получше ситуацией!

На эти слова дамы бравый седой мужчина со шрамами на лице, обладатель княжеской осанки и военной выправки, тут же откликнулся почтительно: -Сию минуту, уважаемая Екатерина Васильевна! Не удержавшись, бравый старик громко проговорил, будто-бы обращаясь к одной лишь "Катеньке" : -Эх, Катенька, вот если бы тогда, в четырнадцатом году, когда вы с маменькой провожали меня в Одессе на германскую войну, за нами бы не подглядывал назойливый чертов скрипач...
В разговор включился другой мужчина, из числа сидевших на скамье - тучный с большим крючковатым носом и тоже седой. Побагровев лицом и вскочив на ноги в сильном волнении он произнес, картавя и немного грассируя: -Таки я паапрашу вас! Сто раз объяснялись! Я тогда просто мимо проходил, в лавку купца второй гильдии Федосеева. Прикупить патронов к своему револьверу. Расстрелял тогда все их в чучела нахалов, одетых в форму поручиков Нижегородского полка...
Бравый старик его мгновенно перебил, услышав про "поручика":--А, так это вам тогда на патроны денег не хватило? Патронов и не будет никогда хватать, если стреляет олух, да еще и трясущимися руками и закрыв глаза. Древнее и благородное и искусство стрельбы, это вам не жалкое ремесло пиликания на деревяшке!

Здесь дама призвала вновь к порядку: --Александр Федорович! Соломон Моисеевич! Стыдитесь оба! Что о вас подумает наш гость из будущего времени!

После этой реплики оба спорщика замолчали. Выждав паузу, Александр Федорович прямо заявил:--Я с попаданцем из Гадкого времени и говорить не буду! Поймите меня- ведь я офицер! После известия об их будущей южнорусской конфузии- этих попаданцев всех перепороть на конюшне без разбору надобно! А не разговоры с ними разговаривать!

Умная дама не стала упорствовать с упертым воякой, она обратилась к старому еврею: -Соломон Моисеевич. Исправьте положение вы. Я вас прошу!

На эти слова тучный мужчина поклонился даме и ответил польщено: -Аз-охн-вээй! Как надо делать грязную работу, так сразу здесь вспоминают старика Соломона! Исключительно ради вас, Катенька, только ради вас! Тучный подошел к пришельцу из будущего поближе, снял с головы шляпу-канотье и учтиво сказал, поочередно указывая на тех людей, о ком вел речь: -Позвольте поприветствовать вас в Москве 2 июня 1941 года! Меня зовут Соломон Моисеевич Рабинович, я профессор консерватории. Эта красивая дама-Екатерина Васильевна Трубецкая, преподаватель иностранных языков в Дипломатической Академии. Этот вот старик -прямой как дуб и такой же крепкий на голову- Александр Федорович Гаккеншмидт, он военный в отставке... После паузы:А вас, товарищ как величать? И каков ваш род занятий?

Незнакомец назвался несколько загадочно: -Примерно я зовусь Артур Русланович фон Шмулинсон-Оболенский. Блокчейнпредприниматель, журналист, рерайтер, копирайтер, эксперт агропромышленного комплекса Европейского Союза. Могу молодежь научить искусству однополой любви, а руководящих работников обучу техникам откатов и распила бюджета. Все к общему благу либерального рынка и свободной любви. К вашим услугам!

Выслушав эту ахинею, Соломон Моисеевич с неожиданным проворством нанес хук правой рукой в нижнюю челюсть попаданцу, тот упал на асфальт как подкошенный и не двигался.

-И кто после этого из нас двоих получается нахал и скандалист? -Торжествующе протянул разом повеселевший Гаккеншмидт, обращаясь к даме. И добавил, обращаясь уже к Рабиновичу: -Неплохо для салаги! Но удар вышел слабоват, не с ноги зашел! Этому наемному свинопасу и скотнику польских панов и такого достаточно! Но скажу прямо: - для настоящего бойца-это толчок, а не удар!

Красивая дама тоже явила Рабиновичу свою критику: -И в самом деле, Моня! Удар рукой начинается с ноги! Ах как потрясающе учил хореографии нас, юных благородных девиц, душка мосье Петипа -Конти, еще когда в Смольном институте училась- до Октябрьского переворота- то наша классная дама ...
При упоминании имени мосье Петипа-Конти, Гаккеншмидт и Рабинович недовольно переглянулись и оба мысленно сплюнули. Однако вслух учтивые старики стали оживленно обсуждать либретто из новой постановки Большого театра.

Шли минуты, Шмулинсон лежал на афальте, притворяясь потерявшим сознание, старики беседовали об искусстве, наконец к непринужденно беседующим людям пружинистой походкой подошел военный летчик. Это был стройный капитан в черном кожаном реглане, под которым на широкой груди летного кителя неярко блестел орден Красного Знамени.
-Разрешите? Смотрю, у вас здесь свежий попаданец? Не одолжите? Ребятам в тире на Ходынке пострелять охота. Услышав такое, испугавшийся Шмулинсон перестал притворяться, вскочил на ноги и закричал: -Господа! Товарищи! Давайте наконец объяснимся, поговорим!

Летчик окинул попаданца критическим взором своих синих, под цвет неба, глаз, и ответил Шмулинсону так: -Разговоры мне с тобой вести недосуг! Да и не по чину мне, сталинскому соколу, побившему германского аса в небе над Гвадалкивиром и японского самурая в небе над Халхинголом, разговаривать с общечеловеком из 21 века Гадкого времени!

К летчику подошел коренастый человек средних лет, в сером пиджаке и рубашке с отложным воротником:-Прежде чем попаданца пострелять в тире, давайте с ним потолкуем. Попаданец, я бригадир метростроевцев, Петров Павел Егорович. При проходке штолен под Москвой мы часто встречаемся с проблемой плывуна. Вам что-либо в будущем времени попадалось изучить по теме маркшейдерства? По плывунам в штольнях под Москвой?

Но попаданец не ответил Петрову, а закричал: -Полиция! Полиция! Убивают! Я тайно помогаю органам в их работе. Многим органам!
На это летчик не выдержал, сплюнул под ноги, повернулся спиной и ушел прочь. Бригадир Петров поскучнел лицом, поморщился на "полицию" и тоже потерял к пришельцу из будущего всякий интерес. По своей бригадирской привычке к порядку Петров все-таки распорядился, буднично смотря прямо перед собой: -Жиган, слетай мухой к постовому на угол. Сообщи властям об этом здешнем попаданце.

К бригадиру тут же неслышно подошел крепкий, плечистый парень с наглыми глазами и скуластой рожей и почтительно сообщил:-Так это, давно сработано уже! С самого начала еще, пацаны свистнули про этого попаданца. Но постовой отвлекаться не захотел. Велел участковому сообщить. В опорный пункт милиции тоже уже метнулись, но участковый очень занят-постельное белье опять поперли с сушильных веревок.

Бригадир спросил удивленно: -Ты что, белье тыришь здесь? Жиган сделал обиженное лицо и ответил важно:-Наверное, шмотью с веревок ноги сделали эти беспредельщики с Пресни. У них третьего дня пододеяльники с чердаков увели, они решили что это наши. Вот и кинули ответку. Участковый сейчас допрашивает Маньку Облигацию, с пристрастием- до утра не освободится. Короче, это меня участковый попросил попаданца ввести в курс дела.-

Последнюю фразу Жиган произнес светясь от счастья- так заважничал. Бригадир, потерявший интерес и к попаданцу, и к дальнейшей беседе, произнес: -Ну так исполняй, что встал столбом?- и пошел прочь

Жиган важно ответил в спину бригадиру: -Порядок есть порядок. «Ordnung muss sein»-как говорит товарищ-камрад Эрнест Тельман. Вначале должны попаданца заценить пионэры. Ежели пионэры по науке попаданца этого забракуют, то только после них я уже приступлю.
Вначале должны заценить пионэры.

Ежели они тебя по науке забракуют, то после я тобой займусь. В школу уже за ними послали, как освободятся ребята, так и придут- у них там кружок авиамодельный, они сегодня самолеты запускают. Посиди пока-Жиган произнес это больше не отходил от Шмулинсона, кроме него про попаданца все во дворе кажется что и позабыли. Через час пришли пионеры Маша и Витя, в руках державшие ученические портфели. Из них они достали два задачника по химии и физике для седьмого класса. Пионеры предложили попаданцу решить пару уравнений из школьной программы. «На мосту стоит автомобиль весом 1,2 тонн вычисли силу тяжести, действующего на него...» Исчеркав бумагу карандашом, через час попаданец отдал им свои решения, пионеры их глянули, аккуратно молча урнизировали написанное, ничего не сказав вслух. Пионеры были хорошо воспитанные и занятые ребята, а потому молча развернулись и ушли.

После ухода пионеров Жиган подошел к попаданцу и произнес: -Школьные задачки ты не решаешь, а потому дальше я тобой занимаюсь. Только тебе по фене и понятиям ботать не надо и пытаться. Первым ты с людьми не заговаривай, а на все вопросы отвечай кратко и ясно. Все очень просто.
Жиган приосанился и заговорил монотонно, заученно, но все-таки торжественно:
-Временной континуум совершил парадоксальный «эффект пучеглазки». Тот мир, в котором ты пребываешь в будущем времени, замкнулся в темпоральную петлю частиц-времятонов-это уже для тебя навсегда.
Жиган состроил сочуственное лицо, и произнес, глядя прямо в глаза Шмулинсона- Теперь по тебе, брат...Прямо скажу- таким попаданцам как ты- у нас в СССР очень не рады. Потому что административная комиссия ЦК ВКП (б) провело сравнение различных попаданцев, прежде всего в СССР и США. Сам понимаешь, выводы у товарищей аховые получились.
Газета «Правда» статью писала, партия ужаснулась вашей разнокалиберности и низкому багажу научных знаний.

Жиган говорил со Шмулинсоном лениво, заученными фразами. Видно было, что ему не интересна эта часть его общественных обязанностей. Но Жиган продолжал:-На Запад из вашего времени попадают ученые вроде Ларимера, инженеры навроде Маска. А вот к нам сюда, в СССР, «эффект пучеглазки» забрасывает в основном никчемных шутов гороховых, сетевых аферистов, менагеров да кандидатов технических наук. Таких «ценных кадров» -здесь Жиган презрительно сплюнул через передние зубы- даже не зашлешь диверсантами к капиталистам для подрыва устоев и экономики. Потому как либеральные буржуи вас уже давно знают, ну и отгоняют от себя ссанными тряпками.

Ошалевший попаданец подумал, переварил услышанное от Жигана, но не сконфузился, а важно начал говорить:
-Да будет вам известно, что у меня айкью 146...

Жиган влепил Шмулинсону-Оболенскому подзатыльник и продолжил заученно:
Из-за разницы интеллектов у попаданцев ихних и наших, «здесь и сейчас» наша любимая Родина, наш великий и могучий СССР временно находится в жутком техническом и научном отставании по сравнению со странами Запада. Да что там Запада- средний китайский или японский попаданец, инженер и квалифицированный рабочий- в ягодицах имеет больше знаний, чем все ваше стадо менагеров имеет в головах.

Шмулинсон-Оболенский потер ушибленный затылок и вдруг хлопнул себя по лбу, просиял лицом, выкатил грудь колесом, сделал таинственное и строгое лицо и важно произнес: -Имею сверхсекретные сведения легендарного характера и всемирно-исторического значения, которые сообщу только лично товарищу Сталину! Требую немедленно собрать в Кремле все Советское правительство. Товарищу Сталину сообщите, что речь идет о внезапном нападении...хм, нет все на этом. Все остальные сверхсекретные сведения государственной важности сообщу только за отдельную плату от Советскому правительства. Подумав, Шмулинсон добавил: и после получения дарственной на Гавайские острова- от президента США, на мое имя!

Жиган терпеливо выслушал про секретные сведения, дал Шмулинсону-Оболенскому под зад ленивый пендель и продолжил: -В вашем Гадком времени писатели и фантазеры не дотумкали, что и к Гитлеру, и к Рузвельту и Черчиллю также залетают попаданцы, а не только лишь в СССР к товарищу Сталину. Время оно всеобщее, попаданцами бывают и американцы, и немцы, и англичане...Потому тебе даже заикаться не надо о секретной возможности предупреждений Красной Армии о 22 июня 1941 года и про японскую атаку на Перл-Харбор -американцам. Все люди, весть мир и так уже в курсе про них. И еще -весь мир в курсе и про «Гулаг» и про «репрессии тирана Сталина» и сволочность «Хруща-кукурузника»....Вторая Мировая война в нашем времени теперь отменена. А наши правители, товарищи-камрады Гитлер и Сталин по скайпу каждый день ведут важные секретные переговоры.

Жиган монотонно высказал привычные заученные фразы, затем он перевел дыхание, достал папиросину "Казбек", закурил. После пары затяжек продолжил вещать попаданцу, но уже своими словами. Тот теперь помалкивал, подзатыльники и пендали Жигана научили его следить за языком. -Вожди свои базары трут. Все они решают, как бачагу запороть-ту, которую мелкобритты и наглосаксы нашим многострадальным народам учудили в будущем времени.
Ты вот, что, учти еще важное:- За русофобию, хохлосрачи, гейпропаганду, совкосрачи, и любую ксенофобию -всем попаданцам очко на британский флаг рвут. После второго предупреждения. Первое я тебе сейчас сделал. Это теперь такая у нас общемировая практика-сперва предупреждать, потом "мочить в сортире", хе-хе, как у вас в будущем вожди ваши говорят.

Шмулинсон- Оболенский испуганно взвизгнул и хриплым голосом поинтересовался: -Так что же здесь со мной сделают? Начнутся подвалы Лубянки, следователи Берии, и в итоге Беломорканал?
Жиган посмотрел на попаданца участливо, видимо никотин курение и испуг попаданца сделали его благодушным. Ответил немного подобревшим тоном: -Не боись! Я лично тебя отмажу перед участковым и братвой, если что. Не за так, конечно, как понимаешь, не за просто так! Как у вас там, в гадком времени говорят - откат, распил, попил...Теперь по тебе конкретно:- Сейчас все свое барахло управдому сдашь, по описи. Хоть у тебя гаджеты и лишь хрень китайская, давно нашими инженерами скопирована, но таков порядок.

Бросив окурок в урну, Жиган вновь перешел на официальный тон и произнес громко, на весь двор. -Чтобы попаданец окончательно в реальность происходящего, ему от нашего доброго, справедливого и гуманного Советского государства полагается бесплатная обзорная экскурсия. Проехаться по столице нашей великой Родины, городу Москве. Распишись теперь вот здесь в бланке протокола Попаданца, что с правилами ознакомлен. Спасибо. Понятые и пионэры тоже распишитесь...Спасибо вам, товарищи!

Покончив с протоколом попаданца, Жиган отвел Шмулинсона на пару шагов в сторону и произнес вполголоса: Слушай меня, общечеловек, без протокола. На трамвае по Москве тебя прокатят завтра, и по всему маршруту рядом будут двое моих пацанов. Тебя охранять, ну и заодно и карманы карасей пощипать. На прикид и очумелость попаданцев народ приезжий, что в трамвае катается еще иногда заглядывается. С общипанных ротозеев 5% навара-твоя честная доля.
Шмулинсон молчал, и Жиган истолковал это молчание по-своему: И не куксись ты так. Мог я вообще тебя кинуть. Не предупреждать, не делиться, по вашим понятиям Гадкого распильного времени. Но не таков Жиган, он завсегда за правду, цени это!
Жиган приблил губы к уху Шмулинсона: В уплату за трамвайный билет и душевное сопровождение мои гиды должны награду с тебя получить. Все то что ты имеешь при себе, по-мелочи... Ну там презики, жвачки, спайсы, таблетки. Ты им все это добровольно отдашь! Эта мелочь нашему государству не интересна, а моим пацанам положен грев за труды.

Не слушая толком слов Жигана, попаданец успокоился, поразмыслил, взял себя в руки. Шмулинсон наконец поверил, что происходящее с ним -это не постановка. Слишком все вокруг выглядело реально и убедительно. Кое-какие важные вопросы требовали ответов, попаданец поднял руку, как ученик за партой, Жиган кивнул ему благосклонно, и Шмулинсон -Оболенский задал вопрос: -Ну допустим, поверю я после этой экскурсии, что в прошлом времени сейчас нахожусь. Лохам на уши так приседаю, что они из карманов мне сами отдают. Потом теряю, правда, все что насосал, но лох не мамонт, он не вымрет. Еще секты всякие из жлобов пилить умею. Мелкие, правда... но верят мне лохи, верят! А потом, после трамвая- что со мной будет? Я очень важная птица!

Жиган понимающе кивал, слушая откровения попаданца. На честность ответил по-честному:
-Питух конечно важная птица, но не везде и не всегда. Куда тебя власти денут, я не знаю. Отправят за 101 километр, это точно. На полуострове Таймыр есть барачный поселок для попаданцев. Людей навроде тебя наши джигиты кавказские отказываются подпускать к баранам, казахи к верблюдам, хохлы к свиньям, узбеки к ишакам, а чукчи к оленям.
Чукчи так вообще плачут, что типа им Абрамовича хватило за глаза- в будущем времени.
Ночной июньский московский воздух наполнился ароматом цветущих растений, запели сверчки, в окнах домов горел неяркий свет, из пекарни при булочной потянуло запахом хлеба.

Оттаявший и видимо проголодавшийся Жиган поколебался, но все-таки произнес вполголоса:-
-На Москве люди говорят, что в Антарктиде скоро пингвинью станцию откроют. Специально для попаданцев из Гадкого времени. Пусть попаданцы на Севере птицу эту разводят, подальше от советских людей...Рассказывая про пингвинов, парень покачивал головой недоверчиво. Дескать за что купил, за то продаю, просто слухи глупые пересказываю тебе, товарищ.

Шмулинсон послушал про Антарктиду и поник головой, а черствый Жиган сказал ему равнодушно:-Ну а теперь пошли к управдому, у него протокол изъятия материальных ценностей оформим. Ты сегодня в дворницкой переночуешь, булку ситного хлеба и бутылку ситро тебе найдем. Все чин чинарем... Ведь зачем тебе теперь здесь эта твоя дешманская вьетнамская куртеха? А покушать то тебе надо. Пойдем уж, попаданец из Гадкого времени...

Важный Жиган и понурый Шмулинсон-Оболенский ушли вместе, а еще раньше поднялись в квартиры женщины с детьми, а за ними следом и мужчины. Лишь на скамейке неугомонная советская молодежь негромко мурлыкала под гитару песенку Вертинского

"В банановом и лунном Сингапуре, в бури,
Когда под ветром ломится банан,
Вы грезите всю ночь на желтой шкуре
Под вопли обезьян"

изображения взяты из открытых источников интернета

Tags: Литература, Юмор
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments for this post were disabled by the author